МЕЖДУНАРОДНАЯ
   АКАДЕМИЯ
      ТРЕЗВОСТИ
Аббас – арабский халиф, дядя Мухаммеда Абдул-Баха (1844-1921) – глава бахаев Аввакум Петрович (1620/21-1682) – протопоп, глава старообрядчества Али Нури Мирза Хусейн (Баха-Улла) (1817-1892) – основатель бахаизма Амосов Николай Михайлович (1913-2002) – хирург, академик, член ЦС ВДОБТ Анслингер Гарри (1893-1975) – один из лидеров мирового прогибиционистского движения Асбери Фрэнсис (1745-1816) – первый методистский епископ Белов Василий Иванович (р. 1932) – русский писатель Бенсон Эзра Тафт (1899-1994) – духовный лидер адвентистов седьмого дня Бирюков Павел Иванович (1860-1931) – российский издатель, общественный деятель Бодхихарма (?-528/536) – основатель чань-буддизма Братанов Димитр Цочев (1909-?) – общественный и государственный деятель Болгарии Будда (Сиддхартхе Гаутаме) (623-544 до н.э.) – основатель буддизма Бунге Густав (1844-?) – профессор физиологии, доктор медицины, доктор химии Бутс Уильям (1829-1912) – основатель Армии спасения Вагнссон Рубен (1891-1978) – шведский государственный деятель, президент IOGТ Весли (Уэсли) Джон (1703-1791) – основатель методизма Весли (Уэсли) Чарльз (1708-1788) – основатель методизма Гагарин Станислав Семенович – русский писатель Ганди Мохандас Карамчанг (1869-1948) – индийский религиозный деятель, моралист Георгий Победоносец (?-303) – святой великомученик Гладков Борис Ильич (1847-?) – председатель Всероссийского Трудового Союза Христиан-Трезвенников Горбунов-Посадов Иван Иванович (1864-1940) – русский педагог, писатель, издатель Гхош Ауробиндо (1872-1850) – индийский религиозный философ Дейчман Эммануил Исаакович (1889-1968) – ответственный секретарь Всесоюзного совета противоалкоголных обществ в СССР Дернов Александр Александрович (1851-1923) – председатель Иоанно-Предтеченского Братства трезвости в России Домбровский Август (XIX-XX вв.) – меценат, основатель трезвеннического общества «Северное сияние» в Латвии Достоевский Федор Михайлович – русский писатель Дудочкин Петр Петрович (1916 – 2003) – русский писатель Жданов Степан Иванович (1926-1996) – основатель Международной Славянской Академии Заратуштра (Заратустра) Зороастр (между 10 и 6 вв. до н.э.) – пророк и реформатор древне-иранской религии Ибн Сина (Авиценна) (980-1037) – врач, энциклопедист Иванов Порфирий Корнеевич – основатель учения о здоровом образе жизни Иисус Христос – Богочеловек, Сын человеческий Иоанн (Снычев Иван Матвеевич) (1927-1995) – митрополит С.-Петербургский и Ладожский Русской православной церкви Иоанн Златоуст (347-407) – святой Русской Православной Церкви Иоанн Креститель (Иоанн Предтеча) – предшественник Иисуса Христа Иоанн Кронштадтский (Сергиев Иван Ильич) (1829-1908) – святой Русской Православной Церкви Иоанн Лествичник (до 579-ок. 649) – византийский религиозный писатель Караваев Виталий Васильевич (1913-1985) – основатель караваевского движения в России Карлсон Свен-Олоф – президент IOGT Катанов Николай Федорович (1862-1922) – профессор, лидер трезвеннического движения в России Кёртис Натаниэль (1801-1863) – лидер международного трезвеннического движения Ковен (Кальвин) Жан (1509-1564) – основатель Кальвинизма Кокушкин Яков Карпович (1892-1984) – зачинатель V этапа трезвеннического движения в СССР Колстад Хельге (р. 1944) – деятель мировою трезвеннического движения Конфуций (Кун-цзы) (551-479 до н.э.) – основатель конфуцианства Красноносов Игорь Александрович (1923-1999) – русский социолог, основатель 5 этапа трезвеннического движения в России Крепелин Эмиль (1856-1926) – немецкий психиатр, основатель научной школы Кун Леврет – основатель Международной организации обществ трезвости (IOGT) Лао-цзы (VII в. до н.э.) – основатель философского даосизма в Китае Ларин Юрий (Ларин Михаил Александрович, Лурье Михаил Зальманович) (1882-1932) – председатель Всесоюзного совета противоалкогольных обществ в СССР Левский Васил (1837-1873) – прародитель трезвеннического движения в Болгарии Линкольн Авраам (1809-1865) – 16-й президент США, сторонник сухого закона Мальцев Терентий Семенович (1895-1994) – русский полевод, народный академик Маркуссон Аке – президент IOGТ Мать Тереза (Агнесс Гонджа Бояджиу, Болдиску) (1910-1997) – лауреат Нобелевской премии Матью Теобальд (1790-1856) – капуцинский монах в Ирландии Миклухо-Маклай Николай Николаевич (1846-1888) – русский этнограф Миллер Уильям (1782-1849) – основатель адвентизма Мухаммад Абд аль-Ваххаб (1703/04-1792) – основатель ваххабизма Мухаммед (Магомет, Магомед) (570-632) – основатель ислама, пророк Носов Николай Николаевич (1908-1976) – русский писатель Орне Джонатан (1825-1890) – руководитель Международной организации добрых храмовников Павлов Иван Петрович (1849-1936) – советский академик, физиолог Пророк Даниил – праведник, мудрец Рабиндранат Тагор (1861-1941) – индийский писатель и общественный деятель Рамакришна Шри (Гададхар Чаттерджи) (1836-1886) – индийский мыслитель Рачинский Сергей Александрович (1843-1902) – народный учитель в России Раш Бенджамин – проповедник трезвости в США Свами Прабхупада (1896-1977) – основатель Международного общества сознания Кришны Святослав – князь Киевской Руси Серафим Саровский – святой Русской Православной Церкви Сергий Радонежский (Варфоломей) (1314/1319-1392) – святой Русской Православной Церкви Сеченов Иван Михайлович (1829-1905) – создатель русской физиологической школы Сикорский Иван Алексеевич (1842-1919) – русский психиатр, публицист Смит Джозеф младший (1805-1844) – основатель Церкви Иисуса Христа святых последних дней в США Смит Мервин (XIX в.) – лидер международного трезвеннического движения Сократ (470-399 до н.э.) – древнегреческий философ Соловьев Александр Титович (1853-1919) – председатель Казанского общества трезвости Тенев Иван (1913-1976) – председатель Национального комитета трезвенности Болгарии Тёрнбул Уильям (1842-1925) – руководитель Международной организации добрых храмовник Тициан – итальянский живописец Толстой Лев Николаевич (1829-1910) – русский писатель Углов Федор Григорьевич (1904-2008) – русский хирург, академик Финч Джон (1852-1887) – деятель международного трезвеннического движения Фишер Анна Клара (1921-1967) – президент Немецкого союза женщин-трезвенниц Фокс Джордж (1624-1691) – основатель квакеров Фокс Чарлз (1873-1929) – основатель пятидесятничества Форель Август (Огюст) (1848-1931) – швейцарский невропатолог, президент Нейтрального IOGT Форсайт Джесси (1847-1937) – деятель международного трезвеннического движения Франклин Бенджамин (Вениамин) (1706-1790) – американский государственный деятель Худолин Владимир (XIX-XX вв.) – профессор, основатель Международного движения семейных клубов трезвости Чамберс Гарри (1803-1896) – лидер международного трезвеннического движения Чейз Симеон (?-1909) – лидер международного трезвеннического движения Челышов (Челышев) Михаил Дмитриевич (1866-1915) – депутат Государственной Думы России Чуриков Иван (XIX-XX вв.) – лидер движения чуриковцев в России (духовных христиан-трезвенников) Шичко Геннадий Андреевич (1922-1986) – лидер трезвеннического движения в СССР, создатель метода избавления от зависимостей Шри Ауробиндо Гхош (1872-1950) – индийский философ, мыслитель Штубер Вилли (1928-1996) – президент Интернационального союза безнаркотического воспитания

Челышов М.Д. В пьянстве - гибель России.

ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ НАРОДНЫЙ ЖУРНАЛ

1914 г.

№ 1.

Выпуск 2.

М.Д. Челышов.

В пьянстве — гибель России*.

Редакция журнала „ОТРЕЗВЛЕНИЕ" С.-Петербург, Надеждинская, 10.

М. Д. Челышов, известный поборник трезвости.

Милостивые государи и милостивые государыни!

Прежде, чем говорить о том, почему нужно быть народу трезвым, прежде, чем выяснить вам весь ужас положения от нетрезвой жизни, ужас, который очень ярко отражается в единичных случаях нашей семейной жизни, — этой частичке жизни всего государства, а потому так гибельно отражается и на всем государстве, — прежде чем говорить о вреде пьянства, я должен сопоставить перед вами: чем был русский народ в прежнее время и чем он стал сейчас. Без подобного сопоставления не будет видно всего ужаса, который кабак вносит в народную жизнь.

_________________

*) Под этим заглавием мы приводим полностью слово в слово речь М.Д. Челышова, сказанную трем тысячам рабочих 23 февраля сего 1914 года в Невском Народном театре в Петербурге и записанную для „Отрезвления" лучшими стенографистками Государственной Думы.

Чем был народ и чем стал.

Многие из вас, - в особенности люди пожилые, — знают, что за последние, не говорю 50 лет, а за последние 20 лет народная жизнь во многом переменилась.

Когда-то русский народ был сильным народом. Сильный народ представлял и сильное государство. О нас, о Русских Славян, разбилось нашествие Монголов, мы спасли Европу от разорения.

Мы 200 лет удачно воевали с турками не из собственных интересов, а вследствие богатырского избытка сил народных, благородных порывов души русского народа. Мы шли все время в защиту угнетенных народов, находящихся под властью «неверных» турок, и таким образом Россия создала балканские государства. Как теперь славяне там живут и что со славянами делают европейские государства, — мы в этом, к нашему стыду и несчастью, теперь принимать участия уже не можем; наш голос теперь в европейском концерте не звучит, как раньше, когда к нам прислушивались, — теперь нас в Европе знать не хотят!

Мы, — Русское Государство. Русский Народ остановили завоевания Наполеона. К чему бы привели эти завоевания — неизвестно, но только русской силой, русской мощью этим завоеваниям был положен предел и Европа, разбившая затем вместе с нами и уничтожившая Наполеона, вздохнула свободно после целого десятка лет, проведенных в непрестанных войнах с Наполеоном.

Вот, чем мы были и чем стали теперь! Недавно у нас была война с Японией. Как она прошла, какие были результаты этой войны — вы помните. Одно не могу не подчеркнуть: к нашему стыду и несчастью нас били и били так, как ни один народ не был бит. Читая и изучая историю мы видим, что один народ был разбит на суше, другой на море. А нас били и там и тут, бил народ, по численности в сравнении с нами, ничтожный.

Видя весь ужас положения, в котором мы в настоящее время находимся, изучая ход государственной жизни, из самых обыденных явлений, как частной, так и общественной жизни и общественных отношений — я пришел к одному убеждению, что самая главная причина, которая делает из нас людей слабых, безвольных, — причина, которая ясна для множества людей, — эта причина — кабак!

Сила нас, русских, была не в высоте нашего роста, ни в крепости и широте костей, не в силе и упругости мускулов, — мощь и сила наша, нас, русских, была в вере в Бога, в любви к Царю и Родине. Эту силу вытравили. Вытравлена эта сила - кабаком и залита вином. Вот наше государственное положение.

А наша обыденная жизнь? Из чего она состоит? Она состоит из того, что почти везде сплошная нищета у масс народных, у нашего обездоленного рабочего. И все от пьянства.

Голодовки у нас не прекращаются, массы народные голодают. Больными заполнены все больницы, а те, которые еще не попали в больницу — ходят почти что больные. Появились хулиганы, преступность увеличилась до невероятности! Общее недовольство, сплошное разочарование жизнью! Появились новые сословия: в деревнях появились «старые черти» (так стали называть отца и мать), появились в городах огарки, появились всюду хулиганы.

Когда я в первый раз прочитал сообщение Министра Внутренних Дел губернаторам о том, чтобы принять меры против распространения хулиганства, — я, грешный человек, в душе смеялся. Предлагают воздействовать на хулиганов полицейскими мерами! Но неужели же не задавались целью выяснить вопрос: откуда же появились хулиганы? Не с луны же они пришли! Откуда они появились в наших семьях? Хулиганы эти вышли ни из школы, ни из церкви, они вышли из кабака и для кабака! Закройте кабаки! — вот единственное правильное разрешение этого вопроса, единственная возможность уничтожения этого явления! Закройте кабаки и хулиганов не будет. Можно подумать, что хулиганы — это подонки низов, народные отбросы. — Но мы были свидетелями, что озверелое чувство человеческое присуще не только низам, не только крестьянам и рабочим массам, оно находит себе последователей, находит себе клиентов и в высших кругах! Истории с Гилевичем, с Де-Ласси, с бароном Гейсмар и Далматовым, д-ром Панченко ясно говорят, что разложение народных, нравственных сил, озверение, потеря стыда, совести, ныне находит себе место и в людях с высшим образованием и даже с баронской короной.

Общий упадок.

Невольно возникает вопрос: отчего это произошло? Ведь рассматривая жизнь за последние 50 лет мы не можем не сказать, что кое-какие права народу были даны. За 50 лет было уничтожено крепостное право, народ физически освобожден от зависимости. Но прежде крестьянин работал 3 дня на себя и три дня на помещика — и все таки он не голодал. Народу дано самоуправление; теперь каждая деревня на месте управляется сама собой: выбирают себе старшину — старосту, имеют судей и проч., есть земское, городское самоуправление. В настоящее время есть, наконец, Государственная Дума, есть Гос. Совет!..

Но отчего же стала такая невозможная жизнь, почему общее разорение, нищета и недовольство?

И вот, наблюдая и изучая народную жизнь, видишь, что хотя и растут некоторые права народа, в это же время растет и другая величина. Если бы начертить кривую свобод и благосостояния, то вы бы увидели, что рабство народа пропало, народу дано самоуправление в возможных пределах и формах того времени, но в то же время вы увидели бы, что богатство народное не накапливается, не увеличивается. Богатство народное состоит не только в материальных средствах народа, а, главное, в уме и способностях населения. Член Государственного Совета кн. Голицын-Муравлин заявил в Государственном Совете, что за последнее время у нас, у русского населения, пропал талант, куда-то ушел. Мы видим, говорит он, как точно в пьяном болоте снизу гниль его пузырями поднимаются и развиваются: модернизм, кубизм, футуризм — и другие уродства жизни. Народный талант, народный ум и способности падают, а причина этому только одна. Я имел уже честь вам заявить, что кабак вытравил все это, кабак сделал свое дело.

Чтобы не быть голословным я постараюсь доказать вам это цифрами и фактами. Явления народной жизни служат самым неопровержимым, самым полным тому доказательством.

В 1902 году было выпито народом 62 млн. ведер водки; в 1909 году уже 90 млн. ведер водки; в 1913 г. 109 млн. ведер водки. Из этих цифр ясно видно, что за 10 лет потребление водки почти что удвоилось. Да оно так и быть должно, потому что в это время усердно и старательно увеличивалось количество питейных заведений и кабаков всех названий — казенные винные лавки, трактиры, пивные погреба, пивные лавки и проч. В 1902 году их было 57 тыс., а в 1909 г. 119 тыс., т. е. в два раза больше. А теперь еще больше!

Не могу не остановиться на этом явлении. Должен сказать, что я ни разу не слыхал, ни разу не видал, чтобы народ просил кабаков. Школ народ просил, но просьбы эти не удовлетворялись, кабаки же без спроса, насильно открывались; кабаков прибавляли и спаивали народ.

Здесь я приведу следующее сопоставление: при приросте населения в полтора—два процента, вливание в желудки наших крестьян и рабочих водки увеличилось на 13 проц., так что приросла — эта сила народная — не поспевал за отравой его.

Но потребление спиртных «напитков» не безвредно для народных масс; спиртные «напитки» вносят в народную жизнь страшное разложение, вытравляют все нравственные основы. Чтобы не быть голословным я и здесь приведу вам факты.

С увеличением потребления спиртных «напитков» в народе падает нравственность. С падением нравственности глохнет религиозность. Пожилые люди, здесь присутствующие, наверно, помнят, что раньше один другому верили на честное слово, а нынче по векселям не платят! Было время — старики его помнят — когда не то что женщина, мужчина от неосторожного слова краснел, а нынче женщины не всегда краснеют. Не было в обществе, в обыденной жизни тех измен, предательства, взяточничества, продажи чести — свидетелями которых мы теперь являемся.

Это не все! Кабак разрушает нравственное богатство народа. Бед подобие и образ Божий в человеке выражается в наличии стыда и совести, — вот это подобие Божие кабак вытравляет в корне. Достоевский говорит: «Водка зверит и скотинит человека».

Но и это, я говорю, не все: вытравляя у народа стыд и совесть, потребление спиртных «напитков» в таком большом размере, как это мы видим у нас в России, понижает умственное и физическое здоровье народа.

Чтобы не быть голословным я и здесь буду опираться на цифры, на факты, на примеры. Обернитесь кругом, поглядите на окружающее нас общество: где былая красота русского народа, где его мощь? Её нет! Народ как будто бы переродился, выродился, Доказательство этому — набор новобранцев. Каждый год происходит экзамен физическому здоровью русского народа — это прием рекрутов. В 74 году, Государь Император, издав общий закон о воинской повинности, потребовал, чтобы ему под знамена поставили людей: рост не ниже 7 верш., грудь, чтобы была колесом, крепкие мускулы; малейший изъян в физическом здоровье — браковал рекрута. А что теперь мы видим? Рост упал на 2 вершка, грудь — не меряют, с явными недостатками принимают на военную службу для защиты матери-родины! В результате таких наборов, около 25—30 на сто этих рекрутов приходится отпускать из войск, так как они не могут носить ружья.

Я думаю: каких бы крепостей не настроили, какие бы суда на моря не спустили, какие бы вооружения не сделали, — если сам хозяин всего этого, — народ, — в душе своей хил, физически слаб, то, помня пословицу, что «только в здоровом теле живет здоровый дух» — приходится ожидать, что вооружение это может стать, благодаря этому пьяному слабому и безвольному народу, добычей наших врагов, что и было в японскую кампанию.

Укажу на маленький пример. Я сам с Волги, из Самарской губернии, с хлебного места оттуда идет множество хлебных грузов, а эти хлебные грузы имеют старую тару — пять пудов мешок. Так вот в то время, когда любому поденщику платят от 50—70 коп. в день, крючник зарабатывает 7 руб. А почему это? Потому что в крючниках не все могут работать. 5 пудов для нынешнего народа — не всякому по плечу! Только избранные, здоровые люди могут исполнять эту работу. А было время, когда эти пять пудов кряду мог носить кто угодно.

Это не все. Умственные способности с физическими тесно связаны. По исследованиям, если я не ошибаюсь, проф. Бехтерева, кроме тех больных, сумасшедших, которыми наполнены наши больницы, есть еще много таких больных, которые не могут попасть в больницы за недостатком места; таких больных 275 тыс. гуляют на воле. Из них у 90 на сто причина болезни — отравление спиртными «напитками».

Кроме потери нравственности, вносимой кабаками, кроме потери физического и умственного здоровья населения — потребление спиртных «напитков» страшно увеличивает заболеваемость населения различными заразными болезнями. От разорения, развращения, вносимого в народ кабаком, народ не доедает. Живя в отвратительных жилищных условиях, не получая за свой труд приличного вознаграждения, обессиленный — он является хорошей почвой, хорошим материалом для развития эпидемий, которые у нас не переводятся. — Даже в столичных городах Москве и Петербурге тиф не переводится, как будто бы он вступил с нашими столицами в законный брак. А между тем эта болезнь становится редкой в Европе.

За границей, напр., в Германии, медики, кончающие медицинский факультет, чтобы, выйдя в жизнь, знать способы борьбы с заразными болезнями, едут для этого к нам, в Россию, так как у себя в Германии им не на ком изучать тиф.

Дальше, у нас холера почти не переводится. Медицина установила, что причина упорности этой болезни и недостатка самосохранения организма, как от этой болезни, так и от тифа — заключается в отравлении организма народного спиртными «напитками».

Приведу цифры: Если заболеют 100 человек, пьющих хотя бы по одной рюмке водки в день, то из них умирает от холеры 91 человек, а из 100 трезвых, заболевших холерой, умирает только 13. Профессор Адамс говорит — во время эпидемии на вывеске, где продаются спиртные «напитки», надо написать: «здесь продается холера» (рукоплескания).

Затем еще кроме тифа и холеры, за грехи наши, у нас 3-й год на востоке не переводится чума. И вот там, где есть чума, медицинские предписания, санитария и проч. категорически требуют от всего населения, чтобы население жило в хороших жилищах, чаще меняло белье, имело хорошие постели и превосходно питалось. Мне приходится бывать в Уральской области и, читая эти бумажки, я невольно в душе смеялся: что могут сделать эти бумажки, когда там кабак всю заработную плату рабочего отнимает, отбирает все результаты его урожая?! Что могут сделать эти бумажки, когда в борьбе с этой эпидемией бессильна наша медицина?! Все это не принесет пользы, если не будут осуществлены Высочайше утвержденные правила: «там, где есть чума — приостановить продажу спиртных «напитков»!

Эпидемии чумы и холеры бывают редки, но у нас есть бич нашей жизни и бич в особенности рабочего класса - это чахотка. У нас умирает от чахотки в год 750 тыс. человек. Это те, которые попали в регистрацию и зарегистрированы врачами. А в деревнях сколько мрет не записанных? Этих — Бог знает сколько! Наука бесповоротно установила, что из 75 на сто развитие чахотки есть результат потребления спиртных «напитков»: водки и вина. Это в среднем, а в рабочей среде отношение это доходит до 93 на сто!

Когда я прочитал в газетах, что общество желает бороться с чумой и собирает путем публичных сборов средства на постройку санатории — зная эти факты, эти доказательства, эти цифры, — мне невольно в душе сделалось грустно. Если вы желаете сделать народ здоровым, оберечь его от заболевания этой ужасной болезнью, закройте кабаки и чахотки не будет.

От обессиления и от недостачи материальных средств - народ представляет большую возможность всяким болезням его осиливать. Какое-нибудь пустое заболевание у человека упитанного, здорового, живущего в человеческих условиях, быстро проходит, оно не опасно. А для народа голодного, живущего на улице, плохо обеспеченного завтрашним днем — всякое завоевание является критическим. Мы видим, что в устроенных государствах, где кабак не имеет такого влияния, смертность колеблется от 14 — 15 на сто, а в России в среднем — 32 на сто. Откуда эти цифры берутся?

Чтобы не быть голословным, я опять возьмусь за цифры. Я вам уже имел честь заявить, что чахоткой умирают 750 тыс. в год, но есть еще и другие цифры. По заявлению одного известного профессора в России ежегодно опивается более 200 тыс. человек. Передо мной лежит справочка: в одном из станов полицейских в 1911 г. из ста мертвых тел, которых находят на улице, валяющихся как скотина, произведенным вскрытием было установлено, что 53 человека из них умерли от опоя.

Я хочу остановиться на этом факте. Если бы я опился, семья моя на улицу бы меня не выбросила, если бы сын мой опился, — тоже его не выбросили бы. А сколько таких опившихся умирает дома? Вот эти 53 помножьте на 57 станов в губернии и на число губерний (т. е. на 80) и у вас получится 226775 чел. в России, опившихся водкой и умерших, как скотина. Это те, которые попали в запись. А, спрашивается, сколько тех, которые, говорю я, умирают дома?

Недавно, господа, была масленица и вот в Обуховскую больницу было доставлено за один день в Питере 30 человек, допившихся до белой горячки, до сумасшествия. Еще были опившиеся, но некуда было принять: все больницы были заполнены ранеными, исколотыми, изрезанными, изувеченными! В ночлежных домах, при полиции — не хватало мест, куда их девать. Прибавьте сюда еще тех, которые, провалявшись в пьяном виде в канаве, под забором и т. д. на утро получили воспаление легких, порок сердца, ревматизм и через это стали калеками или перемерли. Какая тогда получится цифра?!...

Я вернусь к тому, с чего начал: записано умершими от чахотки 750 тыс. человек —увеличьте эту цифру, которую наука установила бесповоротно на 75 на сто, у вас получится громадная цифра, умерших от чахотки по причине кабака. Прибавьте тех 266 тыс. которые опились, и тогда, в общем, у вас получится более 1 млн. С этой цифрой еще можно было бы мириться, если бы эти люди умирали кряду. Напр., в нашей Самарской губ. более трех с половиной миллионов жителей. Допустим пол-миллиона умерли бы: тут были бы и старики и младенцы. Но, ведь от чахотки умирает самое рабочее население: от 20-40 лет! Умирает рабочая сила! Что стоит потеря этой силы государству? Что стоит населению кормить этих сирот, оставшихся после погибших через кабак отцов и мужей!?

Я хочу сопоставить эту величину, только что мной вам сейчас доложенную, с чем-нибудь другим, чтобы она была вам еще яснее, еще заметнее. В турецкую кампанию, которая была почти 40 лет тому назад, мы потеряли около 200 тыс. чел. умерших и погибших от ран. В японскую кампанию, через 30 лет, — поменьше. Но я вас покорнейше прошу: обойдите всю нашу центральную Русь, побывайте в девяти деревнях и спросите: был ли там кто-нибудь убит в японскую войну? Я уверен, что ответят: нет. В десятой, может быть, найдете! А спросите в любом доме, что за эти десять лет погиб здесь кто-нибудь от водки? Обязательно найдете!

Если мы, видя все это, зная все это, в этом ужасе живем, то это похоже на то, когда нам говорят, что есть, где то в далекой стране река Ганг и на берегах этой реки Ганг чума не переводится. Невольно возникает вопрос, как же могут там жить люди?

— Да по привычке — ответят вам.

Так и Русский народ, находящийся под каким то наваждением зеленого змия, не обращает на это внимания и слепо идет к своей погибели.

Смертность детей.

Я имел честь доложить цифры ежегодной смертности, причиной которой является кабак. Тут можно все-таки найти оправдание: умирают люди взрослые, которые вольны собой распоряжаться, вольны обсудить свое положение, удержаться...

Но у нас есть еще ужасная детская смертность: до одного года умирает до одного миллиона двухсот тысяч детей в год, а до 5 лет — 4 миллиона. Всего умирает от дня рождения до пятилетнего возраста — 5 миллионов двести тысяч. Это ведь целое Болгарское царство!

Чтобы понять весь ужас этого явления, надо знать, какая же смертность детей в других странах, где с пьянством борются, напр. в Норвегии, в Дании? Там смертность — 9 на сто, а у нас в некоторых губерниях — 75 на сто!...

Когда все это видишь, понимаешь, — становится страшно за жизнь!

В то время, когда через кабак у нас гибнет в самом цветущем возрасте народ, от 25 до 45 лет, детская смертность у нас так велика, что в целом свете подобной нет. И никто у нас об этом не заботится? Да и чего заботиться? Народу много, он ничего не стоит!.. А вот уже вступил, или скоро вступит в силу закон, по которому на Волге запрещено плавать деревянным судам, которые перевозят нефть и керосин; надо, чтобы суда были железные, чтобы не было утечки, так как иначе рыба дохнет! А вот в Сибири вводится закон, чтобы соболей не стреляли, а то иначе переведутся... (рукоплескания).

Рост преступности.

От потери нравственных сил народных, от потери совести через кабак, от физического его обессиления, народ теряет возможность правильно и производительно трудиться. А нужда часто заставляет идти на преступление. И вот от отравы алкоголем растет у нас преступность.

Я, конечно, возьмусь сейчас за цифры. В 1902 году, когда было выпито 62 млн. ведер водки — в тюрьмах сидело 89 тыс. человек, а когда в 1909 году было выпито 90 миллионов, т. е. на половину больше, чем в 1902 году, тогда уже в течение года сидело в тюрьмах не 89 тыс. человек, а 181 тысяча, т. е. в два раза слишком больше. Уголовных дел, рассматриваемых нашими судами, в то время когда было выпито 62 миллиона — было 287 тысяч, а когда стали пить 90 млн. ведер, то количество дел уже было 421 тысяча, т е. почти в два раза больше. Результаты этого всем вам известны!

Сощурьте глаза и поглядите в окружающую вас обстановку. Что вы увидите? - Полиция, увеличенная в количестве, выбилась из сил, поддерживая порядок в стране, суд завален делами, тюрьмы переполнены, Сибирь заселена. Отчего это? Господа, нам статистика говорит, что в 75 случаях на сто причина всех преступлений — кабак.

Я считаю необходимым на этом вопросе здесь остановится подробное.

Действие проклятой отравы водкой заглушает в населении даже чувство страха перед смертью.

Голодные годы.

За наши грехи Господь нам постоянно посылает так называемые голодные годы. Что же мы видим в эти голодные годы? Во время последней голодовки этим Божиим наказанием были поражены 46 губерний. Губернии эти голодали три года, но голодали пестро: сегодня одна, завтра другая. Восемь же губерний, в том числе и Самарская, голодали три года сряду. Этим губерниям было выдано 248 миллионов рублей казенного пособия. А эти же 8 губерний, голодавшие сряду, заплатили за водку и за пиво 320 миллионов рублей, т. е. приблизительно на 80 млн. больше, чем в сорока шести губерниям дала казна на прокормление. И не смотря на то, что с голоду народ пух, дох, — кабак делал свое дело!...

Пьют женщины и даже дети.

Господа, ужас этого вопроса еще и в том, что это проклятое зелье имеет поклонников не только среди одних мужчин, как это было когда-то, пьют теперь его и женщины, а к нашему стыду и несчастью даже и дети. У меня имеется материал, который бесповоротно устанавливает, что в целом уезде, даже в целой губернии в начальных школах, среди детей от семи до одиннадцати лет, посещающих училище, мальчиков, знакомых со спиртными «напитками» 49 на сто, а девочек около 1.

Это — «знакомых», но не пьющих до пьяна. Напивалось же до пьяна 60 мальчиков и около 40 девочек на сто.

Подумайте, господа, об этом: что можно ждать от этих детей, которые с малолетства, с младенческих лет отравлены этим ядом?

Свойства яда.

Я хочу остановиться на этом яде. Это яд, — как бесповоротно установила наука, — один из злейших и опаснейших для всякого живого существа; в этом яде умирает всякая живая клетка, этот яд крайне губителен, ибо он передается и потомству!

Только два яда передаются потомству: сифилис и водка — алкоголь! Если родители пьют только три рюмки водки ежедневно наука установила: их потомство в третьем колене прекратится.

Безвредных приемов алкоголя - нет. Кто бы, сколько бы, не пил, — за это рассчитается! Рассчитается слезами, горем, болезнями и потерей потомства.

При наличии всего этого, я не могу не вернуться к сказанному и не подчеркнуть еще раз, что пьянство растет, увеличивается со страшной быстротой. Все, что было в русском народе святого, великого — этой проклятой отравой вытравляется, разъедается...

За последние 12 лет, со дня введения монополии, потребление увеличилось в 2—3 раза на душу. Эти цифры идут на живую душу: на женщин, мужчин, стариков, младенцев. В городах пьют по 20 руб. на душу, т. е. по два с половиной ведра. Взвесьте наш будничный обиход: какая это будет порция? Как может человек, тратя такие деньги на водку, оставаться сильным и здоровым? Крестьяне пьют немножко меньше. Но и тут цифры все растут и растут...

В Оренбургской губ. за 1895 г. выпивалось на душу (крестьянами) на 1 р. 90 к., в 1906 г. пили на душу на 4 р. 67 к.

В Самарской губ. выпивали в 1895 г. на 2 р. 19 к. на душу, в 1906 г. на 3 р. 91 к. на душу и т. д.

Из этих цифр вы ясно видите, что потребление вина населением, как в городах, так и в деревне растет с каждым годом.

Но этим вопрос не ограничивается, он имеет еще и другую сторону.

Как пьют крестьяне?

Передо мной лежит справка, которая говорит, что в то время, когда к весне крестьянин не имеет средств, урожай его продан, деньги истрачены на жизнь семьи, на разные налоги и проч.— он выпивает у нас, напр., в Самарской губернии, только 60 тыс. ведер. А в октябре, когда он собирает свой хлеб и везет его на базар продавать, т. е. когда у него есть деньги, он выпивает уже не 60 тысяч ведер, а 160 тыс.! Вот вам результаты: все его мозолистые, тяжелые, труды уходят в казенку. Таким образом, мы видим, что крестьяне разорены кабаком. Но мы имеем и другие явления

Разорение помещиков.

Хотел бы я вас спросить — наверно многие из вас, в особенности кто долго живет, знает, что когда то в России были богатые помещики. У них было во время освобождения крестьян более ста миллионов десятин земли, а теперь осталось только тридцать млн., да и та вся заложена. У нас говорят: вот крестьяне выйдут на отруба и заживут сами хозяевами, наступит рай земной. Они будут разрабатывать свою землю так, как надо, приложат все свое старание и труд. Я вас спрошу: где же отруба этих помещиков? Где они? —  Да там же, тоже в казенке, — только в другой — в шампанском может быть! (рукоплескания). Это ясно говорит, что кабак вносит сверху до низу, как в крестьянскую жизнь, так и в жизнь помещиков то же разорение и опустение...

Размеры пьянства.

За последние годы пропивается водки в 72 губерниях без 6 областей, где казанка не введена, на 1 миллиард руб., но ведь кроме водки пропитается пива на 200 млн. руб., кроме того мы выпиваем нашего самодельного вина и вообще виноградных и прочих вин приблизительно на 700 м. Другими словами мы пропиваем 2 миллиарда руб.

Это по цене казенной, по цене пивных складов и оптовых торговцев вином, а прикиньте к этому еще разницу в цене при продаже у шинкарей, в ресторанах и проч. — сумма выйдет чуть ли не в два раза больше.

Я хочу указать еще на одно явление: народ пьет больше водку, потому что две трети из этого миллиарда тратят крестьяне, две трети вина выпивает деревня, а одну треть выпивает город. Кто пьет в городе? Богачи? Они мало пьют. Если бы пили много, то богаты не были бы! Пьет тот же рабочий, тот же крестьянин, приехавший продавать хлеб, пеньку, корову, или приехавший за покупками. Значить целый миллиард платят мозолистые рабочие руки, и за этот миллиард они покупают себе 5 миллиардов полубутылок. Вы знаете, что с одной полубутылки рабочий уже пьян... Значит 5 миллиардов в России пьяных не рабочих дней. Откиньте 2 миллиарда на праздники, 3 миллиарда будет на понедельник и на вторник, а что стоит эта потеря рабочих дней!?

Мы знаем: если хозяин пьян — лошадь стоит в хлеву. Если извозчик пьян — лошадь также не работает. Мы знаем, если фабричный рабочий не идет на работу в понедельник, — жена его также сидит дома: надо мужа беречь. А что стоит такая рабочая сила? Положите по рублю на рабочего за день и это составит 5 миллиардов... Все это относят в этот проклятый капкан, оставляют там и здоровье, и силу, и жизнь!

Я все таки, чтобы было яснее, как громадно зло от пьянства, хочу сличить эту сумму с чем-нибудь. Наша страна живет земледелием. Если подсчитать весь урожай хлебов в России, то окажется, что в среднем весь урожай колеблется около 4 миллиардов пудов; это — пшеница, рожь, овес, ячмень и остальные хлеба. По ценам на местах, у крестьян на пашне хлеб этот стоит не дороже 40 -50 коп. пуд. Значить весь урожай, если мы его переведем на деньги, стоит 2 миллиарда руб. Нам говорят: как у нас урожай — значит, бюджет хорош! Весь урожай, все непосильные труды 100 миллионного крестьянства, стоят 2 миллиарда, а в кабак сносим 5 миллиардов, т. е. 2 урожая пропиваем!

Вот вам разрешение земельного вопроса — помогите крестьянину выбиться из этих нечеловеческих условий — закройте кабаки, перестаньте спаивать народ! (рукоплескания).

Но есть и другой вопрос. Наш государственный баланс поддерживается вывозом за границу наших хлебов и разных товаров. Мы вывозим каждый год хлеба на сумму около 750 миллионов руб. Мы в кабак сносим денег 2 миллиарда, а нам говорят: наше благополучие зависит от вывоза за границу, который весь-то стоит 750 млн. р.

Если Бог за наши грехи поразит нас недородом — кончено все заколебалось: фабрики закрываются, железным дорогам нечего делать, банки прекращают учет,  и все это из-за каких-нибудь 100 м.! А тут 2 миллиарда в кабак относится!

Но это все не так еще важно. Важнее другие сопоставления.

У нас, говорят, есть масса безработных, масса рабочих рук, желающих работать, трудиться, но часто приложить этот труд некуда. А мы дожили до такого позора, что руды дома не можем накопать, угля каменного также накопать не можем. Уменья большого тут не нужно, нужна только рабочая сила, лопатка, да заступ. И что же? Из-за границы уголь привозим!..

Приведу маленькие цифры: в то время, как у нас водкой и вином от народа отнимают этим проклятым «напитком», этим проклятым пойлом, к которому, как магнитом притягивается народ, 2 миллиарда рублей, в тоже время ваша каменноугольная промышленность оборачивает 150 млн. p., железные дороги со всеми железоделательными заводами 225 миллионов, а хлопчатобумажная промышленность около 500 миллионов руб. Какие это маленькие цифры, по сравнению с размерами кабацкого промысла.

Но и это все еще не самое важное. Я укажу вам на другие цифры, может быть более понятные присутствующим здесь крестьянам.

В нашей Самарской губернии, губернии черноземной, где лучшая пшеница России и не только России, но пожалую и всего мира, всей земли 1.6 млн. дес.; из них 11 млн. принадлежит крестьянам, а 5 млн. принадлежит не крестьянам, а помещикам, купцам, казне и частным лицам. Земля в Самарской губ., в среднем стоила тому назад 5—8 лет 40 р. десятина. Значит 5 млн. десят. не крестьянской земли, стоили 200 млн. руб. Меня заинтересовал вопрос: а сколько отняли кабаки денег у народа? Справляюсь, — оказывается: выпито в год водки и пива более чем на 20 млн. руб. Значит в 15 лет более 300 млн. руб. заплатили. В 15 лет капитал с процентами удваивается, следовательно, и сумма удваивается; значит 600 млн. руб. снесли в казенку денег! 600 млн. руб. при наличии того, что вся земля не крестьянская стоила 200 млн. руб. В течение 15 лет скупили бы всю землю у помещиков и купцов и еще бы в соседней губернии прихватили!

А вот до чего они дожили: в этой черноземной, благодатной губернии чуть не каждый год собирают на голодающих. Ходят по Самарской губ. и просят: подайте, иначе будем с голоду дохнуть!

Больше того скажу: из нашей Самарской губернии недавно выселили Степановцев. Как же велик был их долг? Они были должны 600 р. с чем-то. Кабаки у них были? — Конечно, были!

Навожу справку в «Русском Слове»: сколько же они сторговали? Оказывается 60 тыс. руб. слишком они пропивали!

Подумайте об этом, господа! Пора проснуться, пора русскому обществу взглянуть на эту карикатуру жизни другими глазами.

Это сравнение резкое, но вот вам еще более резкое сравнение. Всем нам, а тем более старикам, хорошо известно, как к концу японской войны наша армия была доведена до полной готовности разбить японцев, а между тем заключили мир! Невольно спрашиваешь: почему? — Да на продолжение войны не было денег, сколько надо, и из-за недостачи денег государство приняло мир, я не скажу, чтобы почетный мир! Нужен был 1 миллиард в год, чтобы выйти победителем из столкновения с азиатским народом и сохранить престиж во всем мире. Но на это денег не было, а в кабак народ тащит 2 миллиарда рублей! Один год трезвости народной — и денег хватило бы на два года войны с Японией. Скажу больше: если бы наш русский народ был трезв, то никто бы не посмел всякий бы побоялся на него напасть, так как иначе был бы жестоко наказан.

Но цифры эти велики и ни у каждого могут свободно уложиться в голове. Я перейду к маленьким цифрам, к подробностям.

Крестьянский двор, в среднем состоит из 6 человек; в среднем потребление водки и пива на душу = 60 руб., а если двор состоит из 6 человек, значит, он тратит 60 руб., а если из семи, то 70 руб. На эти 70 руб. дадут им 350 полубутылок, а, ведь, пьет только хозяин дома, он жене-то даст вот что... (смех).... А детям и думать нечего. Вот и получается, что если все 365 дней в году он и не совсем пьян, то с хорошего похмелья.

Вот вам наша отсталость в обработке земли, вот вам наша отсталость в культурном отношении от иностранцев и вот вам результат — низкая заработная плата.

А вот вам еще цифры. Передо мной лежит другая справка. В Пермской губ. в одном уезде крестьяне не могут платить земских сборов в размере 61 коп. — надушу. Земство их учит, лечит, дороги строит, пожары тушит, санитарию наводит, агрономию вводит, а они платить не могут! И в то же время 40 руб. на душу в кабак относят!.. Эти цифры ясно говорят, что то явление, к которому мы привыкли, нетерпимо! Пора взглянуть трезвыми глазами на народную жизнь! Пора отнять причину народного разложения, т. е. закрыть кабаки!

Дальше, я хочу остановиться на рабочей массе. Как на них отражаются расходы на кабаки?

Здесь, в Петербурге, во время прошлой холеры (в 1892 г.) градоначальником были закрыты питейные заведения (которые посещаются рабочими) в субботу раньше, чем следует, а в воскресенье, на праздники кабаки и совсем не открывались.

Что же произошло? — А вот что: Есть у меня справка, которая говорит, сколько рабочие, пришедшие в Петербург на заработки (как-то: слесаря, столяры, маляры, каменщики, мостовщики и чернорабочие), сколько они отправляют домой из полученных ими денег. Справка говорит следующее (здесь взято 3 года: год до холеры 1892 года, до этого распоряжения, год во время этого распоряжения и год — после). Как вы думаете, насколько увеличилась посылка рабочими денег? В 18 раз больше стали посылать! В 18 раз больше денег отправлено рабочими. Значит, если бы кабаки не торговали все время, то народ, пришедший сюда на заработки, сохранил бы свои деньги, и его труд достиг бы того назначения, который ему надлежит достигнуть. Но кабак у него все деньги отнимает.

Но перейду дальше. У меня есть справка о Юзовке - это крупный заводской район. Там ежемесячно выдают рабочим жалованья 500.000 p., а казенка там торгует не мало, не много — 250.000 р. Итого половина народных сбережений отнимается кабаком. У меня также есть справка о Черемхонском каменноугольном районе, справка говорит, что там, где есть питейные заведения, более 13 рабочих дней в месяц пропадают, а там, где нет питейных заведений в округе от 15 до 20 верст, потерянные дни сокращаются до 3—4. Такие же справки имеются из крупного московского района.

Не могу не остановиться еще на одном маленьком указании. Я здесь приводил пример по Пермской губернии. Мне говорят, что там земли мало. Насколько это верно, я вам отвечу словами Куропаткина. Я очень сожалею, что у меня под руками нет текста, который мной был приведен в Государственной Думе. Но, если мне память не изменила, я могу вам сказать следующее: в своем труде „Итоги войны" в котором Куропаткин, как на одну из причин наших неудач, указывает на ослабление народной мощи физической вследствие отравления алкоголем, он приводит примеры и говорит, что „наша Пермская губерния по своим климатическим условиям и природе очень схожа с Финляндией, только разница в том, что в Пермской губернии в 6 раз больше пахотной земли на человека, чем в Финляндии. Но в Финляндии имеются, кажется, 3 высших учебных заведения и 37 средних, а в Пермской губернии I гимназия, и 1 семинария. Дальше он говорит: „какую силу таит в себе русский народ, если бы он избавился от расхода по винной монополии в слишком 20.000.000 p.! (голоса: «браво!» Рукоплескания).

Разорительность пьянства.

Но продолжаю дальше. Вы, люди в большинстве рабочие, из деревни, вы знаете всю неприглядную обстановку нашей бедной, нищей, раскрытой деревни. Она вся под соломой, она не имеет ни хороших жилищ, ни хороших скотных дворов, она в мазанках и под соломой. Но есть цифры, которые неопровержимо говорят, что если бы народ наш не спаивали, если бы кабак, не отнимал народные деньги, то этот народ иметь бы средства жить в каменных хоромах с крышами из железа. Я опять берусь за цифры: В Самарской губернии на железные крыши употреблено в 1894 г. на целую губернию 19.000 p., а на водку — 4.000.000 р. (Смех).

Вы что смеетесь? Тут смешного не много, тут позор наш!

Дальше, в Воронежской губернии на железные крыши пошло 234.000 р. - на водку 9.876.000 р. В Екатеринославской на железо — 95.00 р., на водку — 13.166.000 р. В Московской губернии на железо — 164.000 р. на водку — 16.700.000 р., и т. д. и т. д. Это взято потребление водки в деревнях московской губернии. А сама Москва пьет ведь на 40.000.000 р. Вот ясные указания на то, что кабак — причина того, что наше крестьянство живет, не имея человеческих жилищ, а живет в жилищах первобытного человека, даже хуже. Чтобы не быть голословным и ответить на заявления, что крестьяне не от этого разорены, я позволю себе указать на книжку, которая лежит передо мной. Книжка называется: «Пощадите Россию». В этой книжке приведены народные приговоры, которые меньше 30— 40 подписей не имеют ни один. То письмо, которое я сейчас прочту, имеет 117 подписей. Оно из Самарской губернии, Николаевского уезда. Я из подписавших никого не знаю. Вот, напр., вы здесь читаете: «Ирисов продал 3 надела по 325 р. каждый. Надел каждый по 8 с половиной десятин, значить по 35 р. за десятину. Продавал, когда отруба делали». Деньги где? «Пропил». Дальше: «Пурпуров продал 2 надела по 320 р. Часть пошла на уплату недоимки, часть пропил. Зеленко — деньги пропил. Денисов — деньги пропил. Головчанов — деньги пропил». А дальше идет еще так: «Деньги пропил, сам помер, деньги пропил, сам помер». Это, господа, не Челышов говорит, это сам народ говорит!

Теперь перейду к другому явлению. Кроме недостатков человеческих жилищ, от которых люди заболевают, в особенное и дети живущие в землянках, есть еще и другие ужасные картины. Русский народ ходит оборванный, голый, неприглядный. Я задался исследованием, сколько же ситцу население покупает для своей одежды. И вот у меня цифры, которые говорят следующее: Если бы наш крестьянин и рабочий имел возможность купить себе 2 рубахи, 2 порток в год т. е. к Рождеству и к Пасхе, и своей бабе также 2 рубахи и 2 сарафана, то наших фабрик не хватало бы. Нужно было бы увеличить ткацкую промышленность в 17 раз. Подумаете об этом, господа, особенно рабочие. Теперь кабак всю платежную способность народа забирает себе, и нашим мануфактуристам негде продавать свои изделия. Едут на Дальний Восток, забираются даже в Персию, доводя дело до неприятных столкновений из-за этого, в то время, как у нас в России есть рынки, которые с избытком могли поглотить все их продукты! Ведь если бы перестали спаивать народ, то этот миллиард, который с него берут за водку, ведь он его в помойную яму, в канаву не выбросил бы, в землю не закопал бы, он оделся бы, обулся бы на эти деньги! В 17 раз надо было бы увеличить ткацкую промышленность Значит, в 17 раз больше земли под фабрики потребовалось бы, в 17 раз больше рабочих рук. Вот вам решение рабочего вопроса — оздоровите покупной рынок, добейтесь, чтобы перестали спаивать народ, тогда при наличии увеличенных требований на рынке, рабочих рук хватать не будет. А когда не будет хватать рабочих рук, то все выгоды по наймам будут на вашей стороне. Но до тех пор, пока народ разорен кабаком, купцу некому и продавать свой товар, и рабочему трудно найти хорошие усилия для своей работы.

Кто пьет.

Я не могу не указать еще на одно явление. Когда в доме пьянствует работник или сын хозяина, — это страшное горе для родителей и потеря для хозяйственного обихода. Но когда пьет сам хозяин дома, — погиб дом! Дом запустеет, хозяева разбредутся, а большинство уйдет на кладбище. У нас обыкновенно говорят: в России потребление водки — 63 сотки на душу, и это не много. Но я хочу указать на то, что Россия заключает в себе разные народности. И вот мы видим, что в то время, как в Туркестане пьют 2 сотки на душу, на Кавказе 7 соток, в Польше 30 соток, - наше русское коренное население, население богатырей, сковавших мировую державу, население, дарования которого проявлялись на всех поприщах науки, искусства, общественной деятельности, — вот этот хозяин-богатырь, от Бога одаренный, он пьет не 2 сотки, не 7 соток, не 30 соток на душу, — в него вливают слишком ведро. А в Московской губернии и в Петербурге 2 ведра на душу! Такая картина заставляет задуматься русских людей, в которых течет русская кровь, которые кость от кости, плоть от плоти родного народа, задуматься над тем, что так продолжаться не может, что это опасно для государства! Хозяин должен быть трезвым и сильным, потому что без хозяина дом сирота. Я думаю, и для вас ясно то, что я сказал, что так жить дальше нельзя, так жить тяжело, выше сил, и каждый охвачен чувством внутренней неудовлетворенности. Нужна борьба с этим злом, нужна борьба для полного искоренения его, проклятого!

 

Трудность борьбы.

И борьба эта не легка, борьба эта трудна. Бороться придется, прежде всего, с самим этим ядом, не как с мертвой величиной. Яд этот, к несчастью, живой. Обыкновенно, яд не имеет в себе притягательной силы, и кто его раз хлебнул, тот не прикоснется к нему больше, если он умственно здоров. А вот водка, пиво, алкоголь, виноградное вино, — это яд живой, только раз хлебнуть, и какая-то дьявольская, демоническая сила тянет к нему опять и опять. Есть рассказ гр. Толстого «Первый винокур». Я думаю, вы его видели, на сцене он давался, да и так, вероятно, читали. Вот наша самая тяжелая задача искоренить жизненность этого проклятого яда, укрепить волю человека, сделать его не рабом этого проклятого пойла, а царем природы, чтобы он имел силу сам отказаться от вина, если даже оно будет стоять на столе.

Другой наш большой грех — это обычай. Так к этому привыкли, так с этим сроднились, что — человек родится — вино, женится — вино, даже тогда, когда идет в далекие места, на кладбище, а тут поминают вином. Это так вошло в обычай, что считается оскорблением, если пришли гости, и на столе нет вина. С этим злом бороться трудно, но необходимо. В этой борьбе перед нами еще враг — народная темнота. Не все в народе знают, что водка есть яд, — от народа это скрывали. На всех бутылках с ядом, который продается в аптеках, наклеен ярлык, что жидкость в этой бутылке опасна, что это яд. А алкоголь, про который наука бесповоротно установила, что это яд, продается не под таким ярлыком, не под знаком черепа с костями, а под знаком нашего могущества — орлом!

Дальше. В этой борьбе, у нас еще есть ведь люди, заинтересованные в этом проклятом промысле: кабатчики, винокуры, пивовары, водочные заводчики... им несть числа. Они пользуются этими доходами, такими доходами, которые подобны тому, когда мать живет развратом своей дочери! Весь ужас этой жизни слепые даже видят, но общество наше, в особенности интеллигентное, не обращает на это внимания. Я не могу в этом случае не привести одного стихотворения Алексея Толстой:

Стучат и расходятся чарки,

Рекой бушует вино,

Уносит деревни и села

И Русь затопляет оно.

Дерутся и режутся братья,

И мать дочерей продает,

Плач, песни и вой и проклятья —

Питейное дело растет...

Нам говорят:

— Да, пьянство — зло, с ним бороться надо. Но, меры, которые вы предлагаете, не хороши. Нужны другие меры.

И в числе этих других мер указывают, что народу надо дать образование. Да, это верно, эта мера могучая, сильная. Но эта мера недостаточна. Бороться можно с врагом тогда, когда вы с ним в одинаковых условиях, одинаково вооружены, одинаково сильны. Из цифр, вам доложенных, вы видели, что народ на свою погибель тратит около 2 миллиардов, а на народное образование теперь у нас расходуется менее двухсот миллионов. Когда вы сопоставите эти цифры вы увидите, что на народное образование тратите в 10 раз меньше. Другими словами — один день учат, 10 дней спаивают и развращают. Одно зерно хорошее сеют на 10 плохих. При этом соотношении трудно, конечно, ожидать скорых и хороших всходов. Действие яда оказывается сильнее действия образования. Но я не могу не остановиться на том положении, что даже в том случае, если бы траты на народное образование были бы равны тратам на вино, то одного образования было бы недостаточно для полного исцеления народа от отравления алкоголем. Я хочу вас спросить: Скажите, пожалуйста, что образованные люди не пьют? Нет, господа, пьют, да еще как! Глядя на окружающую нас жизнь, мы видим, что это средство не всегда достаточно для исцеления от пьянства.

Чтобы не быть голословным, я приведу вам маленькую справочку: в 1890 г. в Берлине состоялся медицинский конгресс, врачи, значит, были, — и вот, для членов конгресса, а также для гостей был дан обед. Собралось 4.000 человек. Было выпито 5.308 бутылок шампанского, 4.721 бутылок бордо, 3.853 бутылок рейнвейна, 1.500 бутылок мозельского вина, 144 ведра баварского пива и 300 порций коньяка — в результате — разбито было посуды на 3.000 марок. Ведь это были не хулиганы, многие из них были членами ученых обществ, а они были, потом подобраны под столами, на лестнице и даже на улице... (рукоплескания).

Господа, в Государственном Совете при обсуждении закона о борьбе с пьянством, членом Государственного Совета, князем Голицыным-Муравлиным было заявлено, что здесь в Петербургских ресторанах при встрече нового года было выпито 70.000 бутылок шампанского. Я уверен, вы там не участвовали, это пили люди интеллигентные и образованные. Так что ссылка на то, что образование может принести пользу, эта ссылка верна, но только на образование полагаться нельзя, образование народ от пьяного порока не спасет. Доказательством этого еще служит, например то, что в тех странах, где существует поголовное, обязательное обучение, и там вводят запретительные меры против пьянства.

Я хочу указать еще на одну причину, почему образование не может быть достаточным средством борьбы с пьянством. Я вас спрошу: Что в школе человек всю жизнь может оставаться, или нет? Нет, не всю. Что, дети все могут попасть в школу? Нет, не все. Что, школу посещают каждый день? Нет, не каждый день и не целый день. Да, замечу кстати, что наши школы в любом селе и даже в городах помещаются в лачугах, хибарках, а кабаки занимают лучшие здания, на лучших улицах, а винные склады — дворцы. Дальше скажу — в школы не пускают, трудно туда попасть, держи экзамен, конкурс, требуется множество справок, чуть ли не о благонадежности. А кабаки заманивают музыкой, играми, а за последнее время, к позору для христианского государства, даже женщинами. При наличии всех этих вещей, при нашей ужасной действительности, положиться на одно только образование, чтобы избавить народ от нищеты, вносимый кабаком, нельзя.

Насчет того, как оплачивается должность учителя, должен сказать, что даже профессорское жалование куда ниже по сравнению с жалованием, чинов кабацкого ведомства, все усилия которого до последнего времени были направлены на спаивание народа, чтобы все его физические силы и результаты его трудов шли на потребление вина. И усилий было на это положено гораздо больше, чем на народное образование.

Нам говорят еще, что, для того, чтобы отрезвить народ, надо поднять его достаток. Я хотел бы вас спросить, каким путем народ разбогатеет? Откуда он возьмет такие средства, когда весь его урожай в 2 раза меньше, чем он же тратит на водку? При этом скажу вам, что эти мои цифры до сих пор никто не опровергнул. Скажите мне, пожалуйста, каким путем вы можете улучшить положение рабочего, когда для него работы нет. Когда на одно место 10 человек лезет и сбивают цену на свои руки? Вот поэтому я хочу указать на то, что богатство народное тогда богатство, когда оно скоплено не в государственном казначействе под охраной, не у банкиров в несгораемых кассах, а тогда народ богат, когда средства, когда деньги, когда достаток в самом народе. Тогда государство сильно, когда каждая его ячейка, каждая семья состоит из здоровых, сильных членов, способных когда угодно и против кого угодно отстоять свое имущество. А мы, что же видим? Посредством кабака с народа, берется 2 миллиарда одной водкой, а налогов берется с домов, земель, фабрик, заводов — я это говорю по государственной росписи — около 200 миллионов. У крестьянина, не имеющего достаточного количества земли, ни хороших орудий обработки её, не имеющего человеческого жилища, и также у рабочего, не имеющего хороших условий своего труда и приличного жилища, кабаком отнимают 2 миллиарда, а у людей, у которых всего много, берут только 200 миллионов. Надо смотреть на этот вопрос глубже. Закрывая кабак, вы невольно заставляете переделать всю нашу финансово систему. Об этом я советую подумать.

Кто больше пьет?

Нам часто говорят:

— Вот, вы говорите, что у нас пьянство. А вот за границей еще больше пьют.

Я не буду на этом вопросе подробно останавливаться, но считаю необходимым заявить, что это указание не верно. Нельзя сравнивать наш русский народ с заграничными народами и нашу жизнь с жизнью за границей по следующим основаниям; возьмем Англию, она населена одними англичанами, Германия — одними немцами, Франция — французами, а у нас в России, кроме коренного населения русского есть много других народностей, которые различны с нами не только по племени, но и разного с нами исповедания, живут в разных с нами бытовых и климатических условиях. У нас в России около 20 - 30 млн. мусульман, которые почти все трезвы; евреев около 10 млн., которые также все трезвы; молокане, баптисты, горцы, они почти все трезвы. И вот, когда вы будете сравнивать нас русских с племенами европейских государств, то разница будет не в нашу пользу, а в их пользу.

Я и здесь возьмусь за цифры. В Англии живут в городах 73 на 100, в деревне только 23 на 100; в Германии и во Франции живут в городах около 50 на 100 с лишним, и около 40 на 100 в деревне. А у нас в России в деревне живут 87 на 100 и только 12 на 100 в городах. Я это говорю к чему? А вот к чему: жители деревни, в особенности хлебопашной полосы, они только один раз в год получают урожай, и им нужно быть очень осторожными, беречь урожай за тремя замками. Если житель деревни не сберег свой урожай, привез его в город, пропил, — он нищий, он выкинут на улицу, ему надо собирать и продавать остатки живого и мертвого инвентаря и на другой год ему нечем обрабатывать землю. И он идет в батраки.

Заграницей большинство жителей живет не урожаем, они или служат, или работают и получают за своей труд, как бы урожай — если он чиновник — 12 раз в год, а если он рабочий — 52 раза в год. Если он даже раз, скажем, не удержится и прокутит свой урожай, то через месяц, а рабочий через неделю снова получит деньги...

Хотел бы я посмотреть здесь на Петербургских чиновников, если бы они получали жалованье раз в год 1-го января, были бы они такими чистыми, холенными и хорошо одетыми, и дети их прилично одетыми к 1-му января будущего года? У многих скоро бы не хватило средств, и они были бы так же оборваны и обтрепаны, как и рабочий, который пропил свои деньги.

Но это еще не все. У нас в России, если у крестьянина нет детей, то это считается Божьим наказанием, а за границей лишний ребенок — Божье наказание. В результате у нас средняя крестьянская семья состоит из 6—7 человек, а там из троих. Так что, по статистическим данным вино, выпиваемое там, надо помножить на 3, а у нас на 9—7... Вот, когда с 6-и считать. то ему этой страны по горло хватает.

И это еще не все. Надо еще подумать о следующем положении: то, что может сделать богатый, бедный сделать не может. Я говорю к чему? А к тому, что если я, положим, могу отдать за обед целковый, то рабочий этого сделать не может. По исследованиям ученых всех государств относительно наличной собственности каждого гражданина, оказалось что американцы имеют около 13.000 на душу, англичане, кажется, 11.000, французы — 9.000, немцы — 7.000. Самая бедная в Европе Италия — 500, а у нас 350. Мы в сорок раз беднее, чем Американцы, а пьем больше их. Если мы возьмем потребление вина в Европе и сличим его с потреблением вина у нас людьми, живущими в одинаковых условиях, напр., в нашей Петербургской и Московской губерниях, где 50 человек на сто живут в городе и 50 на сто — в деревне, то мы увидим, что у нас пьют 2 ведра на душу, а там три четверти - ведра на душу.

Я это привожу к тому, что часто делают ссылки на то, что за границей пьют больше, чем у нас, а дурного влияния это на них, будто бы не оказывает.

Так вот, эта ссылка, как вы видите, не верна, там пьют меньше на душу.

Государственная Дума о пьянстве

И вот, господа, весь этот ужас нашей будничной жизни не может быть терпим, и волей Государя Императора созданная Государственная Дума обратила на это внимание. Третья Государственная Дума, просуществовала 5 лет и теперь можно подвести итог, чем она занималась. Она все время рассматривала законы. Какие законы? Те законы, которые предлагало правительство, т. е. кто же? Мы говорим: правительство это — чиновники. Про чиновников все говорят, будто бы неспособны они ни к чему. Но предлагают законы они. Дума еле поспевает их рассматривать. Но теперь волей Государя дано право народным представителям самим предлагать законы, в которых нуждается страна. Какие же законы предложили члены Государственной Думы? Я считаю тот закон важным, который касается всех слоев населения. Возьмите список законов предложенных, и вы увидите, что нет ни одного такого закона, как тот, который предложили в Думе крестьяне, рабочие и духовенство сельское, т. е. закон о борьбе с пьянством. Все объединились на этом законе и голосами крестьян, духовенства и рабочих закон прошел через Государственную Думу.

Закон этот состоит в следующем: первая статья его говорит о том, что надо дать народу право самому на местах обсудить, что кабак его просвещает или кабак его развращает, что кабак его обогащает, или разоряет, и обсудив на местах, вынести соответствующее, решение. Эта статья дает право селам, деревням, аулам, городам, посадам, станицам закрывать все кабаки, ибо кабаки вносят ужасную нищету, горе и слезы в семейную жизнь. По новому закону на сельские сходы допускается женщина. Нельзя оставлять бесправной нашу работницу, нашу мать родимую, нашу русскую женщину! И ей отныне дано право быть на сходах, и этому проклятому учреждению — кабаку выкопать могилу и закопать его туда.

Следующими статьями мы упрощаем составление приговоров, мы устраняем многие препятствия и недоразумения и делаем их проще и скорее. Мы увеличиваем число дней и часов, когда кабаки совсем не будут торговать, и делаем водку менее доступной для бедного народа. В настоящее время за 5 коп., вы можете купить «жулик» или, как его там - «мерзавчик), можете купить водки и за 10 к. и за 15 — 20 к. По новому закону, который пройдет в жизнь, человек, не имеющий 50 к., в кармане, должен будет мимо пройти, посудки не будет менее, чем на 50 к. Говорят, тогда будут пить в складчину, но это иногда ведь будет долго, — ноги озябнут ждать, а другой, пожалуй, подумает «он слюнявый, я брезгую за ним пить и пойдет домой трезвый, да глядишь купит что-нибудь для семьи.

Эта мера еще, чем хороша? Тем, что 55 млн. ведер выпивается именно из этой маленькой посуды бедным народом.

Дальше. Мы этим не ограничиваемся. Давая такое право населению закрывать кабаки, мы хотим, чтобы оно могло и на деле осуществить это право, чтобы не было ему подрыва тайной торговлей. Поэтому в этом деле на общих основаниях мы вводим скорое и быстрое наказание, не так, как было до сих пор, когда назначается штраф в полтинник или арест на 1 день. Наказание увеличено до года тюрьмы и в то же время штраф. Но для этого нужно иметь надзор над ними, нужно иметь агентов. Мы новых штатов не вводим, мы приглашаем к этому делу полицию нашу. Отдельного жалованья мы ей за это не платим, а вводим поштучную плату за каждый шинок. Полиция получает половину стоимости отобранных «напитков». При наличии такого вознаграждения будут оправданы расходы полиции по разъездам, путешествиям к мировому и т. д. Таким образом, мы надеемся, это зло по новому закону будет искоренено. Шинкарей по новому закону будут бить с двух концов и «дубьем и рублем» (рукоплескания).

Но я этим законом недоволен все-таки. Когда я пришел в Государственную Думу, я полагал, что собранные в Думе лучшие люди земли русской не могут мириться с бюджетом, основанным на спое народа. Я полагал, что они выработают формулу, как изменить налоговую систему, и водка должна быть в казенках продаваема как яд по рецепту врача. Я ошибся, тот закон, который прошел через Государственную Думу, сильно ослаблен Государственным Советом, и я им недоволен.

Царский рескрипт.

Но все-таки, как 19 февраля 1861 г. можно теперь всем русским людям перекреститься и сказать: слава тебе. Господи, дошли стоны народа, слезы матерей до Престола Царского. Государь Император предписал министру финансов остановить спой народа! Вот Его священные слова: «С глубокой скорбью мне приходилось видеть печальные картины народного бедствия и семейной нищеты, заброшенных хозяйств, неизбежных последствий нетрезвой жизни».

Для нас священны эти Его повеления. Затем Царь говорит дальше: «Я пришел к твердому убеждению, что на Мне лежит перед Богом и Россией обязанность во благо моего возлюбленного народа», (читает).

Слушайте дальше: «Нельзя ставить в зависимость благосостояние казны от разорения духовных и хозяйственных сил множества Моих верноподданных».

Итак, этому ужасу нашей русской жизни положен конец! Мы находимся во время исторического переворота всей нашей русской жизни. Когда этот рескрипт был обнародован, его в Берлине, в Париже и в Лондоне издали отдельным оттиском и газеты его распространяли. Я глубоко уверен в том, что когда Россия будете трезвой, немного нужно будет нести расходов на оборону. Трезвый народ сильный, трезвый народ непобедим! Пьяного великана на улице маленький мужичишка бьет, как хочет, где хочет. Трезвого - не посмеет! За это жестоко будет наказан!

Вот поэтому я должен сказать, что веря в Царское веление, веря в мощь русского народа и в его здоровый разум, я верю, что весь народ, как один и все общество сплотится и забудет в этой борьбе все политические программы!.... Когда дом горит, наследникам нечего спорить, чья доля какая. Туши сначала пожар, а то все сгорит. Когда потушишь, тогда распределяй, что кому достанется. Так и с пьянством.

Верю, что все это у нас пройдет, и народ вздохнет свободно, сохранив каждый год по миллиарду в своем кармане. У крестьян прибавится земли, у рабочих с увеличением спроса на рынке, явится огромное требование на рабочие руки, а когда требований увеличится, то повысится и заработная плата.

Мне хочется взглянуть вперед, к чему отрезвление русского народа приведет Россию. Прежде всего, с оздоровлением народа, у него заговорит совесть, проснется стыд, будет жажда религиозности. Преступления прекратятся, полиции убавится работы, суд замолчит, тюрьмы опустеют, палачам не будет работы, кладбища не будут расширяться... Когда народ физически оздоровеет, переродится к лучшему, труд его станет производительнее, и за свой хороший труд он сумеет получить хорошую плату. От хорошего труда, от производительной работы хозяйственное благосостояние народа поднимется. Только при хозяйственном достатке можно мечтать о поднятии культуры, ибо при бедности никакой культуры не может быть, бедность толкает на преступления.

В настоящее время мы живем во время преобразований. Но вот что я вам скажу: я глубоко убежден, что если только не будет отрезвлен народ, если не прекратится спой его, русская семья не будет той семьей, которой она должна быть. А не окрепнет семья, не будет семьи, не будет и сильного государства и не будет хороших законов. Только семейное начало, семейная обстановка вырабатывает сильный, здоровый характер, который способен разумно рассуждать и распоряжаться своей судьбой.

Для меня совершенно ясно, что все наши законодательные почины, все наши предложенные реформы не достигнут той цели, которой мы от них ждем, если не прекратится спой народа. Я глубоко убежден, что только в трезвости государственной — народное счастье, что только при трезвости государственной и народной, русский народ может жить так, как ему полагается, как лучшему в мире народу! А потому первая реформа, которая нужна русскому государству, это — что бы его народ был трезвым. Я глубоко убежден, какие бы законы ни писали, какие бы реформы ни проводили, пока народ, не будет трезвым, все эти законы веками будут лежать в каменных и железных музеях и пользы не принесут.

Если каждый из нас, господа, в своей будничной жизни не будет трезвым, а стало быть не будет честным, как были честны наши предки, когда мужчины краснели от неосторожного слова, то, я глубоко убежден мы не будем хозяевами родной земли, и в недалеком будущем будем обесчещены и стерты с лица Родины! (Бурные рукоплескания)

Господа, я очень рад, что имел честь получить приглашение от новой организации рабочих, которую образовало общество борьбы с пьянством. Я рад, что мне представилась возможность поделиться с вами теми мыслями, которые обуревают мою душу. Я покорнейше просил бы вас отнестись к этому молодому обществу с полным вашим вниманием. Это общество предполагает устроить ряд концертов и лекций с чтением докладов. Устав у них выработан, и я покорнейше просил бы вас познакомиться с ним и стать его членами.

Я человек заезжий, бываю здесь редко, вас, может быть, не увижу больше. Но поверьте мне, что счастье каждого из нас не вне нас, а, в большинстве случаев, в нас самих. Объединяйтесь в целях трезвости, сами будьте примером для других, и поверьте, многое у нас в нашей жизни и в государстве исправится и изменится к лучшему!

(Бурные рукоплескания).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новости Академии

10.07.2017
«Пособие добровольца за трезвый здоровый образ жизни (думающего, понимающего и делающего)»«Пособие добровольца за трезвый здоровый образ жизни (думающего, понимающего и делающего)»

10.07.2017
«Современные подходы к первичной профилактике и формированию культуры трезвого здорового образа жизни в образовательной среде»

13.04.2017
Вышел в свет журнал «Собриология» № 1 за 2017 год

05.02.2017
Вышел в свет четвертый номер журнала «Собриология» за 2016 год.

20.12.2016
В декабре 2016 года вице-президент Международной академии трезвости Бажанов Е.А. завершил работу над заключительными частями документального фильма «Крест Челышова»

28.11.2016
В ноябре 2016 года в Нижнекамске Татарстана открыт новый сайт фонда «Трезвость»

05.11.2016
С 12 по 22 октября 2016 года в Сочи проведен Международный форум трезвенников

Все Новости Академии